Турист Алеся Колединская (Alesia)
Алеся Колединская
была 23 мая 11:19

Авторский тур - это хорошо

1

Путешествие по неожиданной Чехии

…Петя Форточкин устал от пакетных туров. Он уже наездился по солнечной Турции и Египту, и к слову сказать, египтяне уже всей страной стали с ним здороваться, очередной раз завидя его на пляжах курорта. Он бывал также в Европах. Первый автобусный тур заманил Петю обещанием показать 18 стран за 3 дня, а цена тура просто вытолкала Петю по адресу указанной турфирмы за покупкой путешествия. Которое оказалось страшным кошмаром всей его жизни. Автобус стал неуютным домом-общежитием на эти 3 дня, постоянно хотелось в туалет, спать, есть и вытянуть ноги. А ещё помыться и почистить зубы. Ватные ноги носили по Парижу, Будапешту, Праге и где-то ещё. Сонные глаза под прикрытыми веками не воспринимали красоты, описанные в рекламной брошюре. Столицы мелькали одна за одной, но очень хотелось спать, есть и вернуться поскорее из этого путешествия.
Следующая поездка по Европе была подороже и продолжительнее. В этот раз он всё же увидел Эйфелеву башню, дворцы Вены, Карловы Вары и башни Праги. Прага Пете понравилась. Он прошёл по „королевскому пути“. Это такая дорога через Старый Город, сквозь площадь с часами, по Карлову мосту (там желанье загадал) к Пражскому Граду, где Петя посетил храм св.Вита. Ну и всё – подумал Петя, - всё я в этой Европе уже видел. И манящие зазывы турфирм: „колдовство стобашенной Праги“, „посети Золотую Прагу“ да „в Прагу на Рождество“ его больше не трогали. Ведь он это уже видел. 2 раза по сути.
Но случилось что-то. На глаза попалось предложение авторского тура по Чехии. Предложение предлагало Пете сварить своими руками пиво на чешском пивзаводе, приготовить блюдо чешской кухни в тандеме с чешским поваром, посетить подземные лабиринты гуситов (Петя с трудом вспомнил урок истории. Кажись, о гуситах он слышал в школе), искупаться в минеральных источниках и посетить средневековый замок ночью, с факелом. „О! – подумал Петя – в той самой ли Чехии я был? Там что, есть и такое? Однако, интересно.“
И вот Петя вновь на пути в Стобашенную.
… Прогулка по Праге началась в сумерках. Когда тёплая тень вечера слегка коснулась красных крыш и зажглись кованные фонари на фасадах пряничных домиков. Тишина улиц, старые каменные мостовые, жёлтые глаза фонарей произвели на Петю поразительное впечатление. Именно сейчас, без толкучки и спешки, Петя почувствовал магию Праги, о которой на все лады голосили рекламы турфирм, но которую Петя не почувствовал в предыдущие свои набеги. Может, из-за огромного количества туристов.
Вот же она, магия – думал Петя и фотографировал витиеватый канделябр. И как же я не видел его ранее? – удивлялся он, и снова делал фоточку в ключе „ночь, улица, фонарь, аптека“. Потом был чёрный храм гигантских размеров, башни которого прокалывали небо острыми шпилями. Золотая улочка, совершенно миниатюрная и милая. Словно из сказки! Сплошное очарование овладело Петей Форточкиным.
И ощущение сие усилил сытный ужин а-ля „праздник жизни“ с дегустацией пива под звуки чешских развесёлых песен, лившихся из уст колоритных мужичков в национальных костюмах. „Вот это Чехия! – радовался про себя Петя - Вот это я понимаю!“ И подхватил песнь на неизвестном ему языке вместе с иностранными скоморохами. (прим.автора – пиво. Пиво ломает барьеры и способствует скорейшему изучению языка производителей напитка).
На следующий день Петра повели рассматривать Прагу изнутри. В подземный старый город. Это оказалось для него полнейшей неожиданностью. Он был уверен, что Прага – это красивые здания на поверхности. Но когда ему показали старинные дома, магазины улицы, колодцы и тюрьму ПОД землёй – он был поражён. Неужели здесь жили люди и касались этих стен? В тюрьме томились невольники, из колодцев таскали тяжёлые вёдра с водой, в эту лавку ходили за покупками… Он явно ощутил дыханье старины глубокой.
Потом была Прага с высоты. Хаотично разбросаные крыши домиков соединялись в извивистые цепи улиц. Глядя на эти уличные лабиринты, Петя понимал, что выбраться из таких сложно, что он затеряется в них, утонет. Однако всплыла в памяти фраза: „чтобы Прагой насладиться – надо в Праге заблудиться“. С этой обнадёживающей мыслью он направился в заключительную часть экскурсии – „недра Пражского Орлоя“. Громкое название не обмануло возложенных ожиданий. Известный Пете анфас пражских часов открылся теперь с тыла. И он увидел, как двигаются меж собой шестерёнки, погоняемые железными цепями, и крутят сообща массивные колеса, на которых восседают деревянные апостолы, держа в руках предметы своей казни. Пете было не просто интересно, Пете показалось, что он находится в самом сердце старой Праги. Вот такие вот сюрпризы встретились ему на жизненном пути…
Ещё одна „интересность“ дня представляла собой кулинарное шоу категории „лайф-китчен“. Солидный повар с серьёзным лицом доступно объяснял пошаговость приготовления „вепрева колена“, почему не надо делать „вот это“, а надо „вот так“. Сколько горошин перца класть в подливку и когда заливать блюдо пивом. Кстати о пиве. Опять была дегустация. Но это потом. А до неё, и после показательного выступления повара, где-то посередине, проходила закрепительная часть пройденного материала – приготовление традиционной чешской закуски собственными руками. Из огромнейшего количества ингредиентов, находящихся в блюдцах на столе, надо было сотворить один – шедевр местной кулинарии под кодовым названием „татарак“.
Получилось вкусно. Хоть Петя впервые столкнулся с ним в своей жизни. И как закуска к пиву творение рук его подошло очень даже гармонично. „Эх, сам себе не нарадуюсь!“- подумал Петя и обеими руками принялся вкушать явства калорийной чешской кухни.
День третий проходил в ракурсе: крепость, лодка, дегустация, гуситы, подземный лабиринт, городок с узкими улочками и маленькими домиками.
Петю удивляли старые постройки эпохи „заря цивилизации“. Как они сохранились до сих пор, простояв 10 веков? Подобие таких каменных крепостей он встречал только в компьютерных играх (в которые играл на работе). И поэтому, наверное, эти крепости казались ему чем-то иммагинарным, нереальным, плодом воображения графического дизайнера. И вот он видит их, эти крепости, касается каменных стен. А стены эти, каменные, это же огромные булыжники, наваленные друг на друга и скреплённые глиной. Бегали тут воины, по этим стенам, стреляли из луков по захватчикам, прятались от вражеских стрел за каменным выступами… Очень живо нарисовалась картинка в голове Пети Форточкина. И он даже дал обещание кому-то невидимому написать исторический роман про эту крепость. Так она его поразила!
Катание на лодочке его умиротворило. Горы, лес, вода, замки у берегов…красиво. И снова дегустация. Вкусное пиво – это хорошо, но озадачило пиво имбирное и малиновое. „Во народ, им что не дай – из всего пиво сварят.“– завидовал изворотливости ума чехов Пётр.
Потом следовали подземные лабиринты. Целая сеть переходов от дома к дому, скрытая под булыжной мостовой. По ней можно было попасть в любую точку города, и нанести, например, удар захватчику с неожиданной для него стороны. Можно было, например, скрыться от того же захватчика, забежав в один дом, а выбежать из совершенно другого. А захватчик бы недоумевал, мол, где же догоняемый мною житель этого города? Как сквозь землю провалился! А ведь и да, и точно – сквозь землю и провалился. Точнее, спустился в тайный лабиринт. Вот так-то.
Это всё гуситы построили. В этом городе они основали свой лагерь. Всё, что под рукою было – приспособили под оружие. Нарыли подземелий, в которых оборудовали камеры хранения продуктов и тюрьму для женщин. То есть, не совсем тюрьму, а место временного содержания сварливых жён. В этой подземной обители женщина могла подумать над своим поведением, остыть от ссоры, проанализировать совершённые ошибки и через несколько голодных дней, проведённых в кромешной темноте, вернуться к мужу поменявшимся, довольным и не склонным к крикам человеком.
„Плюс им в карму, этим гуситам. А ведь мудрые были люди! – отметил Форточкин – Какова идея! Жаль, не прижилась.“
Следующий день путешествия Пете особенно запомнился. Он сам варил пиво. До этого он только пил этот напиток, и вот нынче, в „День Д“, выступил, так сказать, в роли Криейтора. Он создавал „Золотую амброзию“. Творил, если хотите, чудеса.
Сперва его ожидала очень ёмкая, но понятная теория. Оказалось, что особо сложных этапов в приготовлении пива нет, но есть свои секреты, делающие чешское пиво самым лучшим в нашей Солнечной системе. Потом Петю с головой погрузили в практику. Он смешивал компоненты в каких-то там пропорциях, мешал огромным черпаком пахучее варево, с благоговейным трепетом взирал на огромные медные чаны и полными лёгкими вдыхал аромат солода.
Это было прекрасно!
Заключение варочного процесса прошло в виде… дегустации. Пиво медовое, пиво свекольное, пиво зелёное и, кто бы мог подумать, пиво обычное – светлое и тёмное. Девиз вечера гласил: „Много пива! Хорошего и разного!“
И поэтому, видимо, тур.программа следующего дня предусматривала посещение бассейнов с тёплой минеральной водой. Для восстановления силы организмом, обременённым вот уж сколько дней неустанным пробованием местных напитков.
Бассейн оказался хорош. И совершенно идеально подошёл под общее Петино состояние. Приятно уставший от количества впечатлений, прогулок и трудового дня в пивоварочной, Петя, разнежившись, теперь лежал в минеральной воде, которая ласково омывала его тело. Кругом царила тишина, и только звук колыхающейся воды иногда нарушал это спокойствие. Петя ушёл в Нирвану. Его мысли куда-то исчезли, и состояние покоя воцарилось в нём. Тело Пети колыхалось вместе с водой, и чувство вселенского равновесия наполнило всё его существо.
„Ай да минералка! Ну просто праздник какой-то!“– подытожил про себя Форточкин, возвращаясь с водных процедур.
Потом уже, находясь дома, Петя с восторгом вспоминал ещё один вечер поездки – посещение замка после заката. Как только стемнело, ему выдали длинный плащ с капюшоном, в который обязательно нужно было облачиться (чтобы войти в роль, наверное). Дали в руки фонарь и выпустили в ночь.
„Атмосферненько…“- подумал наш герой, когда глаза привыкли к темноте. Свет фонаря вырвал из неё кусок зубчатой стены. Остальная её часть постепенно погружалась в чёрную бесконечность. Вошли в низкие двери. Стали подниматься по спиральный лестнице. Наконец попали в зал, который освещали только луна да принесённые фонари. И в таком свете персонажи настенных портретов казались живыми. Их взгляд, пронизывающий и страшный, упирался в Петю, и ему стало жутко. Но ещё страшнее сделалось в камере пыток, где ужасные приспособления окружали Петю со всех сторон. На секунду ему показалось, что это его привели сюда для пыток за какой-то неправильный поступок. Нервным смешком он попытался избавиться от наваждения, но жуткое ощущение не покидало до конца экскурсии.
В общем, Петя Форточкин проникся ситуацией. Было необычно. Было интересно.
Интересно и необычно было, собственно, всё в поездке. И приготовление пива, и подвалы гуситов, и пражские подземелья, и старинные замки, и этот ночной поход с факелами. Ну и конечно, минеральное блаженство…
И подумал Петя: „Авторские туры – это хорошо. Это интересно и необычно.“ И умозаключил – „а буду-ка я ездить в авторские туры!“
С чем мы, Петю, собственно, и поздравляем!

1 – карма
Позиция в рейтинге – 4584
Комментарии